Главная Новости
Евротурнир - прорыв на север

С 3 по 5 февраля с финском Варкаусе хоккейной общественности был представлен новый международный турнир с участием юношеских сборных команд, получивший нефоциальный статус первенства мира. О том, что представляет из себя новый турнир, мы попросили рассказать старшего тренера сборной России, к слову, уроженца Хабаровска - Александра Тарасенко.

 

Александр, кто-то называет прошедший турнир чемпионатом мира, кто-то – чемпионатом Европы. Что же на самом деле представляли из себя эти соревнования?

— Ни мира и ни Европы. Дело в том, что чемпионаты мира среди юношей и юниоров проводятся один раз в два года. Поэтому ранее в промежуточные годы, чтобы оставаться в боеспособном состоянии, пауза закрывалась участием сборных в традиционных, ведущих свою историю, наверное, ещё с 70-х годов, так называемых, чемпионатах Северных стран, то есть, скандинавских стран и Финляндии. При этом ни советские, ни российские юношеские и юниорские национальные сборные в этих чемпионатах Северных стран никогда не принимали участия, поскольку ни Советский Союз, ни Россия никогда не являлись членами Северного сообщества — своеобразного межгосударственного образования, такого же как, например, СНГ или Евразийский Союз. Зато скандинавы и финны регулярно разыгрывали между собой медали чемпионов Северных стран.  

Таким образом, отыграв с нашей сборной по 1995-му году рождения чемпионат мира среди младших юношей (до 15-ти лет) два года назад, мы поставили задачу интегрироваться в новый для нас международный турнир с целью сохранения максимально возможных игровых кондиций на период до следующего чемпионата мира. Ведь процесс развития и обновления сборной нельзя консервировать на те годы, пока у нас бы вновь не появилась плановая возможность собрать сборную для подготовки уже к юниорскому (до 19-ти лет) чемпионату мира. Тем более, что мы уже потеряли один сезон, не имея ни сборов, ни, тем более, игр. Мы и так страдаем от скудности игрового практикума, в то время как наши конкуренты всё это время реально играют, причём именно на официальном международном уровне, и развиваются.

— Как удалось осуществить эту задачу?

 — Сначала мы заручились поддержкой национальных федераций Норвегии и Швеции и когда те дали нам зелёный свет, Федерация хоккея с мячом России через ФИБ пролоббировала дебют нашей сборной на новом турнире. Камнем преткновения здесь явились лишь споры о статусе турнира. Первоначально возникла идея трансформировать чемпионат Северных стран в чемпионат или кубок Европы, затем появилась инициатива проводить юношеские чемпионаты мира ежегодно. Но в итоге в ФИБ не стали пороть горячку и на скорую руку отказываться от турнира с такой давней историей, найдя компромиссное решение. Так на свет появился совершенно новый, так называемый, Европейский турнир среди юношей до 17-ти лет, первый розыгрыш которого и состоялся на прошедшей неделе в финском Варкаусе — одном из классических центров хоккея с мячом в Финляндии. Примечательно, что в рамках Евротурнира был разыгран также ещё и чемпионат Северных стран, в котором сборная России выступала вне конкурса.  

— И как проходил этот Евротурнир?

 — Практически это была модель чемпионата мира. Сначала шли групповые матчи в один круг, а затем, по итогам группового турнира, в стыковых матчах разыгрывались медали. Мы довольно уверенно выиграли все встречи на начальном этапе, и вышли в финал с первого места. Но в финале нам не повезло. Допустив две грубейшие ошибки у своих ворот, мы, можно сказать, сами подарили шведам два гола, причём, первый из них уже на 1-й минуте. Так что фактически нам пришлось отыгрывать гандикап в 2 мяча. К чести ребят, нам удалось отыграться и когда, казалось, финальная игра неминуемо перейдёт в дополнительное время до победного гола, шведам на последней минуте всё же удалось с вершины радиуса прострелить нашего вратаря.  

— Каковы для вас итоги прошедших игр?

 — Мы выполнили задачу и получили жизненно важный для нас игровой опыт на самом высоком конкурентном уровне. Турнир показал, что, несмотря на кадровые потери во время сборов нам удалось создать в достаточно высокой степени боеспособный коллектив, а это — самое главное. Благодаря участию в турнире мы теперь чётко себе представляем, в каком направлении нам следует работать и что улучшать в оставшееся до чемпионата мира время. Мы увидели свои сильные и слабые стороны, но самый главный итог — у нас теперь есть команда, которая через два года способна выиграть юниорский чемпионат мира!  

— А что же шведы?

— Шведы, конечно же, хороши и очень сильны. Причём не только шведы, но и финны, и норвежцы имеют довольно-таки мощные, неуступчивые и заряженные на борьбу команды. Более того, 6 юношей в шведской сборной уже активно привлекаются к играм за команды мастеров в Элитсерии и имеют в своём активе в нынешнем сезоне суммарно 73 матча, 19 голов и 8 голевых передач в шведском чемпионате, львиная доля из которых, правда, на счету несомненного лидера сборной — Эрика Петтерссона из «Сандвикена», «похоронившего» в этом сезоне уже немало команд, в том числе и московское «Динамо» на последнем Кубке мира. Вообще надо сказать, что 1995-й год рождения в Швеции и Финляндии намного сильней даже своих более старших товарищей.  В нашей же команде пока ещё никто, кроме Дениса Багаева из «Уральского трубника», не привлекался в команды мастеров, но это нисколько не значит, что они хуже шведов. Просто дело в том, что в клубах российской Суперлиги принципиально иной подход к формированию команд и воспитанию молодёжи, и никто не станет приносить в жертву результат ради подготовки молодого игрока, если такой игрок ещё не соответствует профессиональному уровню команды мастеров.  

— Тогда что помешало обыграть шведов в финале?

— Как я уже говорил, две собственные ошибки вблизи наших ворот и организационные недоработки. На последних я хотел бы остановиться более подробней в надежде, что критика принесёт пользу для дела. Ещё два года назад на совещании тренеров мы поднимали вопрос об обязательном присутствии на сборах и во время соревнований доктора, а также человека, отвечающего за материальное обеспечение, того же точильщика коньков, например. Тогда нам сказали, что не полагается. В итоге тренер сборной команды — и тренер, и врач, и точильщик, и всё, что угодно... Но на таких плотных по графику соревнованиях как юношеские и юниорские чемпионаты мира тренеру никак не успеть подготовиться к играм, наточить всей команде коньки, свозить в больницу пострадавшего, провести установку и при этом ещё отследить тактические рисунки соперников. В итоге в жертву приносится подготовка к играм и работа внутри команды, то есть именно то, чем тренеру и надлежит заниматься непосредственно.  

Более того, в Варкаусе мы оказались в экстремальных условиях и были вынуждены играть при очень низких температурах -28С — -32С. При этом практически все получили очень серьёзные обморожения лиц и конечностей. У одного из наших парней все пять пальцев руки были покрыты жуткими чёрными волдырями, а палец на ноге распух до такой степени, что не влезал в ботинок! Поэтому настраивать на финал приходилось, прежде всего, в том отношении, чтобы преодолеть физическую боль и заставить себя обмороженных снова выйти на этот жуткий мороз. Именно по этой причине финальная игра проводилась не 2 по 45 минут, как положено по регламенту, а 2 по 30. Как это ни парадоксально звучит, но наши сибиряки, уральцы, поморы и вятичи несравнимо гораздо в более худшей степени, чем скандинавы и финны, и с очень тяжелыми для здоровья последствиями перенесли эти экстремальные погодные условия. Дело в том, что как всегда скандинавы обошли нас в профессиональном отношении к делу. Вышедшие на финский мороз из комфортабельных крытых арен, они были обеспечены самыми современными средствами защиты от холода и, как следствие, не получили ни одного обморожения! Так что на этом холоде они чувствовали себя вполне комфортно, и им не пришлось преодолевать себя. Ничто не мешало им сконцентрироваться на главном — на самой игре. К тому же каждый в шведской команде занимался строго отведённой для него ролью: тренеры готовили команду, материальщик — заточкой коньков, врач лечил и т.д. Помимо этого в состав шведской сборной входили ещё массажист и физиотерапевт.  

Мы, в отличие от шведов, были экипированы всем, чем только можно — только не тем, чем надо. Одних только предметов экипировки было, пожалуй, порядка тридцати, причём более половины из них оказались весьма и весьма бесполезны и сгодились разве что для презентов. Но ведь необходимо учитывать специфику нашего спорта! Только кто этим должен заниматься? Опять тренер-энтузиаст, на котором и так уже повешено всё, что только возможно? Вопросами сборных, я считаю, должен заниматься на постоянной основе профессионал. Если огромные деньги выбрасываются на ненужное экипировочное барахло и если, как нам говорят, именно этих денег и не хватает на обеспечение сборных врачом и материальщиком, то тогда всё это выглядит, по меньшей мере, нелепым и с этим надо что-то срочно делать. Иначе мы и дальше будем проигрывать сами себе. Мы должны устранить те факторы, которые мешают нам сконцентрироваться на самом главном.  

— Каково на сегодня состояние юношеского хоккея в Скандинавии? Прежде всего, в Финляндии и Норвегии. 

— Очень и очень приличное. Процесс интеграции уже стал неотъемлемой частью юношеского банди. Идёт постоянное развитие и обмен связями. В каждой из сборных есть свои лидеры, класс игры и личностные характеристики которых заставляют сделать вывод, что из этого возраста выйдет значительная плеяда выдающихся мастеров. Скандинавы придают большое значение подготовке и воспитанию своих лидеров. Там вообще борются за каждый человеческий материал. А профессиональный подход к делу, свойственный уровню первых национальных сборных, распространяется также на все уровни, начиная от самых младших. Все в равной степени используют самую современную хоккейную инфраструктуру и постоянно ведут аналитическую работу.

— А у нас?

— Мы тоже стараемся не отставать в этом процессе и надо сказать, что наша сборная — своего рода лидер интеграции и развития. Но без понимания и поддержки со стороны Федерации хоккея с мячом России нам не удалось бы осуществить текущие задачи. Поэтому очень хочется верить в то, что мы и дальше будем следовать тем же курсом, открывая новые горизонты для тех, кто займёт наше место позднее. Ведь цель для нас всех одна — наше общее развитие и покорение новых вершин.

 

© Роман Романов, специально для skabandy.ru

 

08.02.2012


Оставить комментарий

Ваше имя  
Заголовок  
Ваш комментарий
Проверочный код
Если вы не можете разобрать символы в рисунке, нажмите на него для автоматического обновления
 (Введите в этом поле текст с картинки выше)

Поиск по категории
АРХИВ НОВОСТЕЙ
ПАРТНЕРЫ
СОПЕРНИКИ
                       
© СКА Нефтяник 2010-2017. 680011, г. Хабаровск, ул. Павла Морозова 83. тел.:(4212) 45-20-09 bandyneft@mail.ru
©Design ArtKirillov. Разработка:Kiwi Group.